Над миром нависла угроза продуктового голода

Мировая экономика столкнулась с нехваткой и удорожанием критически важных сырьевых активов. Дорогие газ и нефть привели к беспрецедентному дефициту промышленных металлов и стоимости удобрений. Это провоцирует дальнейший разгон инфляции. Особенно опасно подорожание еды. Двенадцать лет назад неурожай зерна стал одной из причин «арабской весны».

Запасы некоторых критически важных для мировой экономики сырьевых активов оказались почти на нуле. Одновременно в мире наблюдается «беспрецедентный» дефицит промышленных металлов. Все это совпало с ростом цен на продукты питания, пишет FT. Cпрос на все эти активы продолжает расти, провоцируя дальнейший разгон инфляции.

Инвесторы скупают все – от промышленных металлов до энергоносителей и сельхозпродуктов. Такая сырьевая гонка загнала в угол фьючерсные рынки, где контракты на большинство позиций вышли в ценовую структуру, указывающую на дефицит.

Особенно тяжелая ситуация на рынке металлов, где некоторые спотовые контракты на Лондонской бирже металлов стоят дороже контрактов с более поздней поставкой. Трейдеры готовы платить большую премию, лишь бы получить товар как можно быстрее. Так, запасы меди на товарных биржах едва превышают 400 тыс. тонн. Этого не хватит и на неделю. Алюминий тоже на исходе, потому что металлургические заводы в Европе и Китае сокращают производство, чтобы не вылететь в трубу с галопирующими затратами на энергоносители.

Нефть и газ продолжают расти в цене. Сырая нефть уже стоит дороже 90 долларов за баррель, это максимальное значение с 2014 года. Дальше баррель может подорожать еще больше, потому что ОПЕК+ не могут восстановить добычу, предупредило (Международное энергетическое агентство). Пандемия 2020 года и крен в сторону зеленой энергетики привели к тому, что инвесторы мало вкладываются в нефтяные месторождения. По-прежнему усложняют дело логистические проблемы с доставкой.

Стоимость газа в Европе продолжает оставаться на небывало высоком уровне – в районе 1000 долларов за тысячу кубов. Новости о сокращении запасов газа в подземных хранилищах Европы до 35% (это уровень апреля, но никак не середины зимы), а также об отказе бронировать на март дополнительные транзитные мощности через Украину и мощности для прокачки по газопроводу «Ямал – Европа» только добавляют масла в огонь. Обостряет ситуацию и геополитическая напряженность вокруг Украины. Даже если Европа «проскочит» эту зиму с такими ценами, уже понятно, что у нее будут большие проблемы с подготовкой к новому отопительному сезону этим летом.

«Нефть сдерживается размеренным планом ОПЕК+ по увеличению объемов добычи, а газ – это исключительно политическая история, в ходе которой сам организовал себе рост цен», – говорит аналитик EXANTE .

«На росте сырьевых цен сказываются структурные и временные факторы. К структурным относится хроническая недоинвестированность в новые проекты, так как в последние годы инвесторы игнорировали сырьевой сектор в пользу «хайповых» историй, техгигантов и перспективных историй роста. К этому можно прибавить «зеленую» повестку, которая также повысила стоимость привлечения капитала для сырьевых компаний. Из-за давления акционеров доля привязки вознаграждения менеджмента к росту добычи сильно снизилась, а повысилась доля в KPI за максимизацию свободного денежного потока», – говорит , управляющий активами «БКС Мир инвестиций».

К временным факторам он относит срывы поставок из-за пандемии, энергетического кризиса, природных явлений или геополитики. Например, останавливал производство в прошлом году из-за аварий на рудниках, что привело к снижению выпуска меди на 16% и никеля на 18% в 2021 году.

При этом проблемы на одном сырьевом рынке запускают проблемы на другом. Удорожание природного газа и электроэнергии привело к отключению алюминиевых плавилен. Рост цен на промышленные металлы ведет к удорожанию целого спектра товаров – от упаковки до автомобилей и самолетов. Дорогой газ стал причиной рекордного взлета цен на азотные удобрения, ведь он является основным сырьем.

«Из-за высоких цен на удобрения после энергетического кризиса может настать продовольственный», – не исключает Громадин.

Собственно, дефицит уже начинает потихоньку подбираться к продуктам питания. В частности, FT указывает на падение запасов арабики до самого низкого уровня за 22 года. Проблемы возникли у производителей в Центральной Америке, которые привели к перебоям с поставками. Покупатели кофе быстро разбирают то, что осталось на фьючерсной бирже ICE. Цены на арабику недавно достигли 10-летнего максимума – 5,7 доллара за кг, что на 13% больше, чем в начале этого года, и более чем в два раза выше, чем год назад.

Цены на продукты питания выросли по всему миру. И это очень опасная вещь.

«Рост цен берет свое начало в плохих урожаях. Сельское хозяйство – самая подверженная погодным переменам отрасль. За последние 12 месяцев цены на кофе выросли на 105%, а цены на овес для животных – на 115%. Нет никаких сомнений, что издержки приведут к подорожанию еще и мясных продуктов», – говорит Владимир Ананьев.

«Ресурсный кризис, климатический кризис, демографический кризис, а следом финансовый и экономический кризисы – это то, что уже происходит сейчас. Дальше вырастет продуктовая инфляция и число голодающих в мире. Усиление социального неравенства приведет к кризису социальных систем, перестройке экономической формы существования людей в мире, поскольку потребуется жесткое регулирование потребления и подавление массового гражданского недовольства», – предупреждает , сооснователь школы независимых финансовых консультантов Finliberty.

«Рост цен на металлы и топливо – это уже меньшая из проблем. Настоящую угрозу представляет подорожание продуктов питания. Рост цен неизбежен, это надо принять как данность.

Подорожание еды – это причина номер один для социальных потрясений любого рода: от обычных протестов до переворотов. Вопрос в том, насколько цены вырастут и как правительства будут сдерживать их рост. Россия в состоянии обеспечить себя основными видами продовольствия, ей дефицит не грозит. Но под особым ударом находятся страны, которые сами не могут себя обеспечить продовольствием, а зависят от импорта. Например, неурожай зерна в 2010 году стал одной из причин «арабской весны», – предупреждает Ананьев.

Author: excheqer

Добавить комментарий